Elektro-Help.ru

Правовая помощь в подключении к электросетям

Электро-технико-правовые особенности негаторных исков

Впервые, кажется, прибегаю здесь на сайте к подобной форме объяснения проблемной темы. Её (форму) можно было бы считать моим обращением — открытым письмом к целому «коллективу»   заявителей, одновременно обратившихся ко мне, решающих однотипные (хотя и несколько отличные друг от друга) задачи. Воспользуюсь случаем и возможностью сайта, и сэкономлю, таким образом, время, чтобы не повторяться и не отвечать в подробностях каждому.

У всех  заявителей возникла общая проблема — необходимость в подаче негаторных исков, то есть таких исков, требования которых заключаются в устранении препятствий в пользовании принадлежащим им имуществом. Правда, нужно заметить, что необходимость в подаче именно этих исков также обоснована мною. Но это уже вопрос общеправового характера, не требующий, по-моему,  детального обсуждения здесь (чтобы не отклониться от основной темы). Будет вполне достаточным только отметить, что принадлежащие заявителям разные, казалось бы, объекты (это земельные участки, объекты недвижимого имущества, в том числе помещения, и даже электросетевые объекты) – все они нуждаются в освобождении от самых разных препятствий. Все они преднамеренно созданы разными третьими лицами, с которыми все собственники объектов находятся в конфликтных отношениях.

У всех конфликтов, а точнее сказать, исков, есть общие, объединяющие их особенности. Их две. Первая заключается в том, что все перечисленные выше объекты физически находятся в свободном доступе для их собственников. Но в то же время, воспользоваться они своими объектами в полной мере, то есть использовать их по прямому назначению и извлекать коммерческую выгоду, не могут.   

К примеру, электросетевой объект не может использовать его собственник в связи с неисправностью объекта. Но чтобы  произвести на нём ремонтно-восстановительные работы, требуется произвести на время работ (для обеспечения безопасности) отключение электроэнергии в сетях другой организации, к которым (сетям) присоединён не работающий сейчас электросетевой объект (как ни странно, но такие казусы могут, оказывается, длиться достаточно долго).  

Или же помещение, приобретённое новым собственником, выделенное из ранее существовавшего помещения большей площади, требует создания собственной автономной системы электроснабжения и заключения соответственно своего индивидуального договора электроснабжения с энергосбытовой организацией (подобные ситуации возникают, как правило, в результате принудительного раздела помещений по судебным решениям). Без налаженного энергоснабжения помещение нельзя использовать (хотя бы сдать в аренду, как минимум). Но заключению отдельного договора электроснабжения препятствует прежний собственник помещения, уклоняющийся от проведения целого комплекса обязательных мероприятий. Серьёзно усложняют такого рода конфликты ещё и разногласия собственников о распределении в образовавшихся помещениях существующей электрической мощности.  

Не легче решаются проблемы и так называемого выноса электросетевых объектов с земельных участков. Такие требования могут возникнуть, если у собственника земельного участка есть доказательства неправомерного размещения чьих-либо электросетевых объектов на своей территории. В подавляющем большинстве случаев, это когда воздушная линия электропередачи (ЛЭП) прокладывается над земельным участком. Из-за нависающих над участком проводов собственник участка лишён возможности использовать его по своему усмотрению.  

Все описанные ситуации (они, кстати, не исчерпывают всех возможных вариантов), возникшие с проблемными объектами, разрешаются на основании и в соответствии со статьёй 304 ГК РФ. Согласно этой правовой норме собственник принадлежащего ему имущества может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения. Собственно говоря, такие же права на защиту предоставлены статьёй 305 ГК РФ и владельцу имущества, не являющемуся его собственником (впрочем, такие общеправовые тонкости здесь обсуждаться тоже не будут, чтобы не отклониться ещё дальше от основной темы). И именно такие требования содержат негаторные иски. 

Добиться своеобразного «освобождения» объектов, то есть, устранения вышеуказанных препятствий в пользовании объектами, собственники могут, только представив суду соответствующие доказательства нарушений, совершаемых третьими лицами (в судебном процессе они, конечно, выступают в качестве ответчиков). Несмотря на существующую разницу в предыстории конфликтов и объектах, принадлежащих разным заявителям, их объединяет необходимость применения во всех без исключения случаях специфической электро-технико-правовой терминологии. Это и есть та самая вторая объединяющая конфликты (иски) особенность (о том, что этих особенностей две я говорил выше).  

Лишь точно и правильно оперируя столь специфическими терминами, можно достичь положительного результата, то есть признания судом негаторного иска. Но, именно эта электротехническая специфика, облечённая в правовую форму, является главным камнем преткновения, не дающим возможности беспроблемно добиться признания негаторного иска в суде. Ведь судьи – это специалисты с юридическим, то есть, гуманитарным образованием. Подавляющее большинство судей (да и, пожалуй, остальных сотрудников правоохранительных органов) абсолютно далёко от электротехнических познаний. И поэтому им достаточно сложно разобраться во всех электротехнических проблемах, требующих судебного разрешения. Самым первым и наглядным подтверждением этому является, к примеру, уже сам факт возникновения новых споров по помещениям,  разделённым по ранее принятым судебным решениям между их (помещений) собственниками. То, что помещения разделены судом без соответствующего перераспределения в них существующей электрической мощности, свидетельствует также и о явном уклонении судов от обязательного разрешения данного вопроса (ведь электрическая мощность – один из основных качественных, да и стоимостных показателей помещений).  Понятно, что при этом сами же собственники помещений изначально попустительствовали судам в данном вопросе, не добились его разрешения. Вот поэтому то сейчас по прошествии какого-то времени им (собственникам) и приходится навёрстывать снова упущенное. Всему причиной – очень слабое понимание сложностей электротехнических и правовых проблем, как со стороны заявителей, так и судов.  

И если непонимание первых – это только их собственная проблема, то непонимание судов – это уже проблема вдвойне, а то и более.  Хуже всего, когда непонимание судов усугубляется ещё и нежеланием (причин этого много, но перечислить их сейчас, нет времени) отдельных судей  вникать в существо вопроса. Оставленные судом без разрешения, упомянутые выше вопросы перераспределения электрической мощности в помещениях, тому прямое подтверждение.  

Можно было бы, конечно, мне привести сейчас ещё примеры и из своей собственной юридической практики (особенно за время моего руководства юридической службой в одной электросетевой организации). Но из этических ограничений и за неимением времени могу упомянуть лишь о самых анекдотичных ситуациях, участником которых довелось быть (всё же оговорюсь, что приведённые примеры – это совсем не бездумное и пустое критиканство или даже злорадство). Иногда судьи демонстрировали полную беспомощность (впадали просто в настоящий ступор) в моменты, когда стороны споров начинали в судебных заседаниях интенсивно оперировать электротехнической терминологией (особенно, в случаях споров об электрической мощности). И, увы, судьи едва ли не умоляющим взглядом просили помощи в разборе существа спора. Приходилось в таких случаях помогать, естественно. Пусть и было это достаточно давно (когда я ещё работал в электросетевой организации), но полагаю, что вряд ли ситуация изменилась в лучшую сторону.  

Чтобы предотвратить или хотя бы снизить вероятность того, что суд не сможет (или не пожелает) разобраться в существе спора заявители должны понять главное условие подготовки негаторного иска. Это минимизация, а правильнее сказать, строгое дозирование информации, вносимой в текст негаторного иска.  Прежде всего, ни в коем случае не следует включать в иск требования, не относящиеся непосредственно к предмету спора. Как правило, это требования о возмещении убытков, обязательно возникающих в таких ситуациях. Психологически желание немедленного возмещения убытков вполне объяснимо. Но требовать это в негаторном иске было бы неправильно. И не только с правовых позиций.  

Нисколько не умаляя правовой аспект ошибочности включения требований возмещения убытков, подчеркну, что главная ошибка (если исходить из специфичности обсуждаемой темы) всё же тактическая. Включая в иск совершенно самостоятельные разнородные требования, имеющие разные правовые основания, заявители тем самым поставили бы суды перед необходимостью рассмотрения в одном процессе чрезмерно большого числа обстоятельств, требующих доказательства. Поскольку большая часть обстоятельств имеет электротехническую специфику, труднодоступную (мягко выражаясь) для понимания судов, возникает неоправданный риск перегрузки иска излишней информацией. Ведь неизвестно как смогут (и смогут и захотят ли) воспользоваться суды предоставленным им правом (статья 151 ГПК РФ и статья 130 АПК РФ) выделения требований в отдельное производство, если раздельное  рассмотрение требований будет признано судом соответствующим целям эффективного правосудия. В самом же худшем случае следствием совершённой заявителями тактической ошибки в подаче иска (а по сути, двух) может стать противоположный нежелательный эффект (то есть возможен отказ суда, не разобравшегося по неважно уже какой причине, в удовлетворении требований). 

Разделение же требований на два иска не просто облегчает суду их рассмотрение (естественно, что направлять иски следует не одновременно, а в определённой последовательности). В процессе рассмотрения первого негаторного иска обязательно будут установлены чрезвычайно важные и необходимые обстоятельства нарушения законных прав заявителя. Установление в первом судебном процессе этих обстоятельств (что будет отражено в судебном решении) освободит (в силу преюдиции) от необходимости их повторного установления и доказывания во втором судебном процессе (по второму иску о взыскании убытков). Останется только лишь на основе уже установленных данных (потребуется только представить вступившее в силу решение суда по негаторному иску) произвести расчёт суммы убытков (к примеру, упущенной выгоды) и доказать суду правомерность требования.  Тем самым, благодаря такому подходу (думаю, его совершенно справедливо можно назвать логистическим) заявителями будет достигнут своеобразный синергетический эффект, сократится время рассмотрения каждого из исков, а, следовательно, и общее время на окончательное разрешение проблемной ситуации в целом. 

Можно было бы ещё дополнительно отметить особенности и детали негаторного иска относительно помещений. В них помимо проблемы с заключением договора электроснабжения вполне могут быть совершенно такие же трудности и препятствия в заключении договоров поставки и других видов ресурсов (водоснабжение, теплоснабжение и т.п.). Это, конечно же, тоже проблема и не одна. Отрицать невозможно. Но, несмотря на это, смешивать в одном негаторном иске все вопросы ресурсоснабжения по всем видам ресурсов (то есть, электричество, тепло, вода и т.п.) совершенно нецелесообразно.  

Соединяя в одном негаторном иске все вопросы ресурсоснабжения помещения, его собственник — заявитель автоматически увеличивает количество обстоятельств, подлежащих доказыванию. При этом он обязательно должен учитывать соответствующий рост сложности доказывания (по всем другим видам поставляемых ресурсов существует собственная такая же сложная нормативно-правовая база). Возрастает также и количество участников судебного процесса – третьих лиц, без участия которых рассмотрение дела не представится, скорее всего, возможным. Эти лица — поставщики ресурсов. Только по проблеме электроснабжения таких третьих лиц должно быть два – электросетевая компания и энергосбытовая организация. Сколько всего их может быть вовлечено в судебный процесс предсказать невозможно, но чем более будет расти количество третьих лиц, тем вероятнее затягивание судебного спора и труднее достижение положительного результата (что может оказаться, кстати, под большим вопросом по вышеуказанной причине).

Разделив же иски по каждому виду ресурсов, и начав с решения именно проблемы электроснабжения, нужно понимать, что это не только упрощает судам рассмотрение дел (хотя и это уже само по себе важно). В действительности, это, несмотря на кажущееся замедление решения вопроса, позволит опять же в силу преюдиции освободиться от необходимости доказывания во всех последующих процессах уже доказанных ранее обстоятельств. Тем самым, время будет также сокращено.  

Кроме того, фактор множества негаторных исков (по каждому виду ресурсов) собственник помещения – заявитель может и должен использовать в собственных целях и с выгодой. Для этого собственнику следует только заблаговременно начать документировать свои убытки (разъяснение способов документирования убытков выходит за пределы данного материала, этому можно будет посвятить  отдельный материал, если возникнет такая возможность). Подавая негаторные иски в последовательности (в зависимости от числа поставляемых ресурсов), собственник помещения получает объективную возможность спокойно рассчитать убытки (упущенную выгоду) за весь период рассмотрения всех дел судом. И чем дольше будет возражать ответчик в судах, тем значительней может стать сумма убытков, которую возможно будет затем предъявить к взысканию в последнем по очереди уже не в негаторном иске, а в иске о взыскании убытков. Здесь многое уже зависит от сообразительности ответчика, от того как быстро он поймёт, что продолжая препятствовать, он только увеличивает размер своей имущественной ответственности перед собственником помещения. 

Завершая свои разъяснения, надеюсь, что они окажутся полезными не только «коллективу» заявителей, начинающих свою борьбу за освобождение принадлежащих им объектов от препятствий. Возможно, что это как-то поможет и всем остальным читателям сайта.

Перейти на Главную страницу сайта

Наверх страницы

Похожие записи

  • Могут ли электросетевые компании наносить ущерб государственному бюджету?
  • Район электрических сетей (РЭС). Правовой статус, функции и организация деятельности.
  • Налоговая служба вновь напоминает о бремени содержания электросетевых объектов. Но не гражданам, а организациям.
  • О бремени содержания электросетевых объектов. Теперь напоминает и разъясняет налоговая служба.
  • Об исчерпывающем перечне процедур при строительстве объектов электросетевого хозяйства.
  • О новом приказе Минэнерго России и его полезности для бытовых потребителей.
  • Будут ли наказывать электросетевые компании за некачественное электроснабжение? Хотя бы для эксперимента.
  • Есть ли какой-то толк от антикоррупционной политики в электросетевых компаниях?
  • Могут ли муниципальные электросетевые объекты стать бесхозяйными?
  • Какой ещё криминал находит прокуратура (и не только прокуратура) в энергокомпаниях?