Технологическое присоединение: гарантированная правовая помощь

Правовая помощь в подключении к электросетям / elektro-help.ru

Заблуждения электросетевых компаний. Чем это оборачивается для потребителей.


Множество проблем создают потребителям электросетевые компании, с которыми у них возникают конфликты по самым различным поводам. Подавляющая часть конфликтов, конечно же, рождается из-за технологического присоединения к электрическим сетям. В этой сфере у электросетевых компаний широкий простор для «свободного творчества» в различных злоупотреблениях и обмане потребителей. Вариантов сознательного нарушения прав потребителей очень много. К сожалению, эти нарушения дополняют, как показывает практика, ещё и такие нарушения, причина которых – заблуждения электросетевых компаний, ошибающихся при толковании действующего законодательства. Добросовестно (если так можно выразиться) заблуждаясь, ошибающиеся электросетевые компании длительное время упорствуют в конфликтах с потребителями и нарушают этим их законные права.

Наглядным примером такого упорства, заслуживающего лучшего применения, стал конфликт одного из моих заказчиков, длящийся уже 4-й год с момента заключения им договора технологического присоединения. Бездействующая всё это время электросетевая компания, выступающая теперь уже в качестве ответчика в судебном процессе, представила суду свой отзыв на иск моего заказчика. И в нём (отзыве) электросетевая компания (а если быть точнее, то её правовой департамент) с детской непосредственностью и совершенно серьёзно сообщает, что она (компания) вправе при исполнении договора технологического присоединения руководствоваться не сроком, указанным в договоре, а сроком, предусмотренным адресной инвестиционной программой этой компании.

Данное право, по мнению компании, предоставлено ей абзацем 4 пункта 1 статьи 26 Федерального закона РФ «Об электроэнергетике» от 26.03.2003 г. № 35-ФЗ. Пытаясь анализировать эту правовую норму, электросетевая компания приходит в отзыве к неожиданному выводу о том, что её инвестиционная программа якобы обладает большей юридической силой, чем постановление Правительства РФ от 27.12.2004 г. № 861, утвердившее Правила технологического присоединения к электрическим сетям, и заключенный с моим заказчиком договор технологического присоединения.

Естественно, что «вдохновлённая» таким «глубоким теоретическим правовым» обоснованием, рождённым своим правовым департаментом, электросетевая компания спокойно могла бездействовать все 3 года и не исполнять договор. В твёрдой уверенности в своей правоте компания совершенно открыто сообщила об этом в своём отзыве на иск. Она указала, что объём работ, необходимых для выполнения её договорных обязательств, включен только лишь в адресную инвестиционную программу 2014 года (и это при том, что 12-месячный срок действия договора истек ещё в 2012 году). Также хладнокровно компания указала в отзыве и что подрядная организация, на которую будет возложен будущий объём работ, даже ещё не отобрана на конкурсе (и сам конкурс ещё только собираются проводить).

При этом электросетевая компания совсем не понимает, что её адресная инвестиционная программа – это, собственно говоря, сугубо внутрикорпоративный документ, имеющий юридическую силу исключительно только лишь для самой компании. Её (программы) обязательность для электросетевой компании (но не для заказчика) предусмотрена не столько и не только вышеуказанной ошибочно истолкованной правовой нормой. Компания в данной ситуации обязана руководствоваться ещё и Федеральным законом РФ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» от 25.02.1999 г. № 39-ФЗ (в редакции от 28.12.2013 г.).

Вся причина возникновения у электросетевой компании обязанности руководствоваться и вышеназванным законом и непонятой ею правовой нормой заключается в том, что по договору, заключенному с моим заказчиком, компании следовало обязательно произвести модернизацию (реконструкцию) своих объектов электросетевого хозяйства, являющихся основными средствами компании. Выполнить эти работы необходимо, чтобы обеспечить техническую возможность технологического присоединения и не допустить ухудшения условий электроснабжения присоединённых ранее потребителей. Выполнение же таких работ должно производиться согласно статье 1 названного закона в форме капитальных вложений и, конечно, только в соответствии с инвестиционной программой компании.

Именно эта особенность конкретной ситуации возлагала на электросетевую компанию обязанность, как исполнения всех вышеперечисленных правовых норм, так и руководства своей инвестиционной программой. Но это обстоятельство совсем не меняло и не могло изменить её (программы) правовой статус. При любых обстоятельствах электросетевая компания была обязана строго соблюдать, прежде всего, сроки заключенного с заказчиком договора, который, естественно, должен был соответствовать вышеупомянутым Правилам технологического присоединения, утверждённым постановлением Правительства РФ от 27.12.2004 г. № 861. Инвестиционная же программа электросетевой компании совсем не приобретает преобладающей юридической силы и самостоятельной роли не играет. Более того, она (программа) сама должна быть разработана в строгом соответствии со всеми условиями заключенного договора, в том числе, соответствовать и его сроку тоже.

Гадать сейчас о том, как же могла электросетевая компания прийти к ложному выводу по такому, казалось бы, «азбучному» вопросу о юридической силе нормативно-правовых актов (его прекрасно знают даже студенты-первокурсники юридических ВУЗов) сейчас нет необходимости. Этим, если потребуется, может озадачиться суд, в который направлены для соответствующего рассмотрения и оценки возражения моего заказчика на отзыв на иск. В них (возражениях) подвергнуты критическому юридическому анализу все ошибочные рассуждения, содержащиеся в отзыве электросетевой компании. Результат же анализа, по моему мнению, не только опровергает её ошибочные рассуждения и способен убедить суд, но и может ещё стать полезным (в виде настоящей статьи) для всех читателей. Ведь никто не застрахован от такого же риска, любой вполне может точно также попасть в аналогичные конфликтные ситуации – споры с электросетевыми компаниями из-за таких же просрочек исполнения договоров технологического присоединения.

Возвращаясь к началу этой статьи, замечу, что заблуждения электросетевых (и не только) компаний всё же не локальны и не ограничиваются только лишь сферой технологического присоединения к электрическим сетям. Ведь ошибаясь в одном, электросетевые компании вполне естественно могут ошибаться и во всех других вопросах. О том, насколько они (компании) могут заблуждаться при толковании термина «эксплуатационная ответственность», содержащегося в актах разграничения, можно прочитать здесь.

Перейти на Главную страницу сайта

Наверх страницы

Похожие записи